Кадровые проблемы стоят перед руководством практически каждого автосервисного предприятия, разница лишь в степени их остроты. Попробуем подробнее рассказать о том, что и как происходит в действующих ныне «кузницах кадров». И насколько их выпускники пригодны к настоящей работе.

Хлипкая основа.

Базовые знания и навыки закладываются в средних специальных учебных заведениях. Таких, как УПК и ПТУ. И там же готовят специалистов первого, начального уровня. Так было раньше, по крайней мере. А что же сейчас?

Учебно-производственные комбинаты, которые в советское время дарили миллионам юношей допризывного возраста прекрасную возможность получить водительское удостоверение с категорией B и С, сейчас, увы, серьезно видоизменились, причем далеко в не лучшую сторону. Какими бы ни были личные впечатления наших читателей об УПК, большинство из них наверняка согласится, что преподаватели курсов автослесарного дела давали ученикам весьма крепкие знания. Которые позволяли им не только прилично сдавать в ГАИ экзамены по ПДД и вождению, но и успешно производить многие мелкие операции по ремонту и обслуживанию машины. Во всяком случае, отличить амортизатор от коленвала, поменять масло или поставить запаску водитель 3-го класса (а именно такой разряд получал выпускник УПК) был обязан и умел это делать.

Но прервалась связь времен. И упал уровень подготовки выпускников УПК. Дороговизна бензина, нехватка квалифицированных педагогов, упадок материально-технической базы — они-то и сделали свое дело. Правда, встречаются исключения. Одним из них можно назвать Владимирский учебно-производственный комбинат. Он действует уже седьмой десяток лет, у него есть девять филиалов — в Муроме, Суздале, Вязниках, Гусь-Хрустальном и других городах. В этом УПК имеется солидная учебная база — свой автопарк (более 50 машин различных марок), учебные классы различного профиля — по изучению двигателей, шасси, тренажерные залы. Есть свой автодром. И все-таки… Даже такого вроде бы гиганта учебного дела, как этот УПК, вряд ли можно всерьез брать в расчет, когда речь идет о поиске персонала для сервисов. Упор здесь делается преимущественно на подготовку водителей, а не автослесарей или механиков. Не радует… Но в других подобных заведениях дела обстоят еще хуже.

Во-первых, сократилось число учебных часов. Если раньше только на теорию устройства автомобиля отводилось не менее 20 часов в четверть, то сейчас на них приходится как минимум в два раза меньше.

Во-вторых, практические занятия, если таковые вообще проводятся, куцые и неполноценные. Да и какой в них смысл, если курс изучения устройства автомобиля и работы его основных систем проводится на раритетных отечественных автомобилях типа ГАЗ-53 или ГАЗ-24. И сводится он фактически с элементарному «верчению гаек». На два урока по изучению тормозной системы приходится одно практическое занятие по прокачке тормозов. Теоретические знания о системе смазки подкрепляются двумя практическими уроками по проверке уровня масла в поддоне картера и замене масляного фильтра. И так далее, и тому подобное.

Ситуация осложняется еще и тем, что уровень технических знаний педагогов УПК остался на уровне 80-х годов. Один из мастеров на наш вопрос, учат ли слушателей работать с инжекторными двигателями, честно признался, что он сам с трудом представляет себе, что это такое и как действует.

Ситуация в профессионально-технических училищах выглядит точно так же. В них готовят «специалистов широкого профиля», не умеющих делать, по сути, ничего конкретного. Требовать от ПТУ большего, в принципе, было бы глупо. Их основная цель заключается не в том, чтобы подготовить профессионалов для народного хозяйства, а в том, чтобы дать молодым людям среднее образование.

Факт остается фактом: в производственной практике, которая могла бы дать реальные знания и умения, учащийся заинтересован слабо. В автосервисе практикантов тоже особо не ждут. «У меня был практикант из ПТУ, — рассказывает мастер-жестянщик одного из московских дилеров БМВ. — Знакомый нашего шефа. Обуза страшная. Возился я с ним две недели. Сознаюсь, я ему поручал в основном то, что мне было самому лень делать. Он отмывал и зачищал наждачкой поверхности деталей, сверлил дырки, подносил-уносил… Доверить ему что-либо серьезное — страшно. А учить его мне нет никакого материального интереса».

Таким образом, выпускник ПТУ, хотя после окончания учебы он номинально называется слесарем 2-4-го разряда, обладает лишь самыми зачаточными знаниями и навыками, которые ему еще развивать и развивать.

Принимая к себе на работу выпускника ПТУ, вы приобретаете дешевую рабочую силу с низким уровнем квалификации, зачаточными знаниями об устройстве автомобиля и общих принципах работы его систем, самыми начальными знаниями о технике безопасности на производстве. Как правило, никакой конкретной специализацией автослесарь 2-4-го разряда не обладает, что, с одной стороны, ограничивает сферу его применения, с другой — позволяет (после некоторой дополнительной подготовки) прикрепить его в качестве помощника на любой из участков производства. И — учить, учить и учить. На свой страх и риск.

Признаки эволюции.

Московский Автолицей №335. Руководство этого лицея самостоятельно формирует заказы на подготовку специалистов для предприятий города. У него есть договоры с крупными автотранспортными предприятиями разных форм собственности, такими как автокомбинаты № 23, 33, с одной стороны, и «Musa Motors» — с другой. Студенты исправно «практикуются» в мастерских расположенного рядом автосервиса Volkswagen. Практика начинается со второго года обучения. Первый ученики проводят в собственных мастерских лицея, учась обращаться с напильником, молотком и прочим инструментом. Обучение по специальности «слесарь по ремонту автомобилей» в Автолицее занимает три года. Любопытно, что там учат и еще одной весьма специфической специальности — агент по страхованию автомобилей. Весьма актуально, не так ли?

Обучение (все выпускники лицея помимо специальности получают еще и среднее образование) бесплатное. Отвечая на наш вопрос о том, чем же все-таки автолицей реально отличается от обычного ПТУ, заместитель директора по учебно-воспитательной работе Александр Вайсман смог назвать только более высокий уровень оснащения классов и мастерских, а также наличие тесных производственных связей с реальными автомобильными фирмами Москвы.

Уровень оснащенности в лицее действительно выше, чем в обычных ПТУ. Здесь ученики имеют дело не только с макетом безымянного двигателя внутреннего сгорания или редуктором заднего моста ЗИЛ-130. Помимо отечественных машин в лицее широко представлены иномарки, такие как «Вольво», «Рено», «Фольксваген» и некоторые другие. Во всяком случае, лицеисты хотя бы на словах не отстают от современности. И хотя по окончании лицея они получают точно такие же разряды, что и выпускники ПТУ, но умеют, как правило, больше. Тем не менее на выходе они, как и «пэтэушники», не имеют конкретной авторемонтной специализации. Тому, правда, есть и причины объективного порядка. Проводить обучение по некоторым дисциплинам запрещено действующим законодательством. Оно, например, запрещает задействовать на вредном производстве не достигших 18 лет подростков, а значит, с кузовными и малярными работами ученики могут познакомиться лишь по картинкам и видеофильмам. Есть и еще одна проблема. «Трудовые резервы», выпускаемые лицеем, не готовятся под конкретного заказчика, несмотря на все имеющиеся у него договоры с теми или иными фирмами. Это сказывается на мотивации учеников, с одной стороны, с другой — на отношении реальных предприятий автосервиса к выпускникам лицея.

Автомобильные лицеи выпускают более подготовленных работников, чем УПК или ПТУ, однако материал такого качества может заинтересовать предприятия автосервиса только в отдаленной перспективе. В лицеистов все равно придется вкладывать немалое время, силы и деньги. Причем, как считает один из наших консультантов г-н Шимилис, результат непредсказуем, ибо нет никаких гарантий того, что обучившийся и приобретший за ваш счет хорошую квалификацию человек не сбежит в другое место. А это значит, что руководителям авторемонтных предприятий надо как следует подумать о стимулировании своих потенциальных стажеров. Помните вот это: «Кормить надо, тогда не улетят…»?

МАДИфицированное образование

О высшем образовании можно говорить и писать много и долго, нудно рассказывая о прекрасных и проработанных программах лекций, семинаров и практических занятий. Мы не будем этого делать. Потому как даже самые благие намерения и планы часто имеют мало общего с реальностью, выраженной в носителе диплома о высшем образовании. Дадим слово нашему коллеге, студенту МАДИ 1983 — 2002 гг. «Почти вечному», как он сам себя называет.

Итак, взгляд изнутри.

«В недавнем прошлом, вплоть до изменения государственного строя, то есть до начала 90-х, высшее образование в нашей великой и могучей котировалось неизменно высоко. И большинство тех, кто планировал связать свою жизнь с автомобилем и околоавтомобильными проблемами, штурмовало бастион знаний на Ленинградском, 64, опоясанный массивной «столбонадой». Московский автодорожный.
Мощная волна «перестройки и реформации», поднявшаяся лет 15 назад, низвела вузовские ценности почти до нуля. И знаменитый прежде МАДИ пришел в заметный упадок. Осыпалась штукатурка, истерся пол, разломались парты и столы, сквозит из оконных щелей и текут туалеты. В общем, не коллапс еще, но разруха средней степени тяжести.

Изрядно постарел и поредел коллектив сотрудников. Носители фундаментальных знаний остались, но только те, для кого идея необходимости получить полное высшее образование является аксиомой.
Наблюдая атмосферу института в разные десятилетия, замечу, что учебный процесс значительно видоизменился. Дистанция между студентом и преподавателем заметно сократилась. На лекциях стало возможно запросто, несмотря на упрямую профессорскую диктовку, поболтать с друзьями по мобиле, благо трубка теперь лежит в каждом втором студенческом кармане. Да и в порядке вещей стало войти без стука или покинуть зал без извинений. Сама обстановка помещений мало напоминает храм науки — заплеванные шелухой, залитые липкой колой полуразломанные лавки, столы едва освещаются редкими светильниками.

Большинство преподавателей на фоне агрессивных стриженых и накачанных студентов выглядит весьма робко и забито. И многие из них охотно вступают в товарно-денежные отношения с молодежью. В том смысле, что товаром здесь является оценка. В открытую взяток почти никто не вымогает. Но после недолгих уговоров педагог, поломавшись, все-таки возьмет деньги за экзамен.

Кстати, о пресловутой студенческой бедности. Вся кромка Ленинградского проспекта, а также прилегающие переулки, дворы и тротуары забиты не самыми скромными машинами. Приезжает в них отнюдь не профессура. Полагаю, что «Икс-пятый» принадлежит все же папочке студента или студентки, а вот новенькая, со вкусом «навернутая» «приора» — точно студенческая. Ясно, что такие ребятки постараются по возможности купить оценку. Нет-нет, не все там такие, некоторые из студентов даже совмещают учебу с работой в реальном сервисе. Но «покупателей», увы, больше…

А вот приобрести сами «корочки», вопреки слухам и стереотипам, гораздо менее реально, чем считается. Нет таких волшебников, что продали бы вам реальный диплом со всей предысторией, сдачей экзаменов, зачетов и практик. Все, кто предлагает подобное, — аферисты, располагающие в лучшем случае подлинными бланками с печатями института, добытыми неясным путем.

В архиве МАДИ мне рассказали, что часто приходится отвечать на запросы из серьезных ведомств, а то и из-за границы, и отправлять обескураживающий ответ, в котором сухо, коротко и ясно пропечатано, что данный товарищ диплома за № таким-то не получал, да и вообще в автодорожном не обучался. Реакцию руководства, рассматривающего кандидатуру соискателя-псевдоинженера, нетрудно предвидеть.

Потому и потянулись, и с каждым годом все активнее, вчерашние школьники в вуз. Диплом стал хоть и не гарантией получения перспективного места работы, но почти необходимым условием для этого. Тем более в сфере автосервиса или эксплуатации автотранспорта, где нет престижнее бумаги, чем диплом об окончании МАДИ. Вот только в свете моего, не самого радостного опыта вопрос возникает: а чем во многих случаях будут наполнены эти пока авторитетные «корочки»?..

Все эти фокусы с покупкой оценок, несомненно, являются одной из оборотных сторон той «шоколадной» медали, что называется Бесплатным Высшим Образованием. Может быть, правы те, кто призывает сделать его, по некоторым специальностям хотя бы, платным. Возможно, у вуза появятся реальные средства. И он сможет не только латать самые заметные дыры, но и вкладывать деньги в расширение образовательной базы и платить своим сотрудникам не такие крохи, как сейчас. И им не придется регулярно нарушать закон, выпуская фиктивных специалистов.

Надо, к величайшему нашему огорчению, признать, что в последние годы диплом о высшем образовании изрядно обесценился. Крайне мало гарантий того, что, принимая на работу человека, имеющего его, вы действительно получите специалиста. Пусть молодого, начинающего, но с реальным высшим образованием по конкретной специальности. Но не все так плачевно. В ведущих автомобильных вузах, к счастью, сохранился профессорско-преподавательский состав, могущий дать знания алчущему их. Нынешний вуз вполне пригоден для того, чтобы практик от автосервиса укрепил свой профессионализм фундаментальной теорией.

Луч надежды

Автоцентр «Формула Моторс» работает на рынке уже более 15 лет. Центр ориентируется на молодежь и людей среднего возраста, в том числе студентов и выпускников вузов, техникумов, ПТУ и работников предприятий, подлежащих сокращению. Кто-то назовет это всеядностью. Зато сюда приходят действительно амбициозные люди и не для того, чтобы протирать штаны или покупать оценки. Своих клиентов «Формула Моторс» привлекает помимо всего прочего тем, что гарантирует бесплатное трудоустройство. Если, конечно, клиент сам не подыщет себе хорошего места.

Обучение в центре проводится по следующим специальностям:

автослесарь-универсал по ремонту автомобилей отечественного, европейского и американского производства;
автоэлектрик (топливные системы, установка охранных систем, штатная автоэлектрика отечественных автомобилей и иномарок);
автожестянщик со специализацией электрогазосварщик;
маляр;
специалист по монтажу радиоаппаратуры, сигнализации, установке люков и тонированию автостекол;
специалист по шиномонтажу, вулканизации и комьютерной балансировке;
специалист по регулировке схода-развала на компьютерных стендах;
автомеханик по ремонту грузовых автомобилей;
специалист по ремонту и регулировке АКПП;
механик-диагност со специализацией по топливным системам;
специалист по антикоррозийной обработке автомобилей;
менеджер по продаже автомобилей и запчастей;
колеровщик.

Даже из простого перечисления специальностей ясно видна разница между курсами и любым среднеобразовательным учреждением. Прослеживаются четкая направленность учебного курса и четкое стремление ученика овладеть именно этой профессией. Человек, который проходит обучение в центре, изначально мотивирован, имеет ясное представление о своей будущей специальности и, как правило, о своем будущем трудовом месте. Выпускники Центра работают на таких известных предприятиях, как «Нью-Йорк Моторс Москва», «Кларус Трейдинг», «Муса Моторс», «Тойота Кунцево», «Артекс» и других.
Руководитель Центра Андрей Агапов одним из его достижений считает разработку оригинальных методик обучения, позволяющих в короткий срок адаптировать специалиста. Обучение проводится по фирменным программам SACHS — BOGE, Ford, Volkswagen, Toyota, Lemforder. Преподаватели прошли подготовку в учебных центрах фирм SACHS, BOSCH (Германия). Программы подготовки специалистов по ремонту отечественных автомобилей одобрены и сертифицированы сервисными службами заводов ГАЗ, ВАЗ, АЗЛК, ЗИЛ, КАМАЗ. Связь с реальным производством (мотористов, например, учат на базе АЗЛК) гарантирует хороший результат. В распоряжении учеников находятся более 7200 узлов и агрегатов, являющихся учебными пособиями. Есть своя лаборатория с несколькими десятками подопытных двигателей самых современных модификаций от БМВ, «Ауди», «Ситроен», «Фольксваген», «Мерседес», «Тойота» и пр. Выбирая специальность по душе, человек может предварительно посмотреть видеофильм с демонстрацией методики и условий обучения по каждому направлению. Форму обучения — индивидуальную или групповую — каждый выбирает себе сам. От срока обучения и специальности зависят и цены.

Традиционные формы учебных заведений и методики обучения, унаследованные из «славного прошлого», для подготовки реальных специалистов автосервиса малопригодны. И могут быть приняты, как правило, только в качестве начальной, стартовой подготовки. Для того чтобы получить специалиста, которого можно сразу включить в полноценный рабочий процесс, нужны новые формы и методы. В свете этого весьма ценным выглядит опыт курсов повышения квалификации автоцентра «Формула Моторс».

Прочитано раз: 40; За сегодня: 1